31 октября 2016 года
вышел пятнадцатый выпуск
журнала «Ёршик»

cкачать свежачок:

Редакторы:
Владислав Васильев
Валерия Симонова-Чекон
Наталия Леви

Редакционная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Художник:
Татьяна Косач

Веб-мастер:
Наталия Леви

будьте любезны!
yoroshiku (яп.) - будьте любезны

     

Хайфу Янагидару: ивовая кадка в стиле хайкай. Часть 2

Мы продолжаем знакомить читателей с антологией сэнрю Хайфу Янагидару, первый том которой был издан в 1765 году.

Редакция выражает огромную благодарность Такеси Мизуно, Такеде Корю и Иве Ясунага за неоценимую помощь в толковании стихотворений.

**

くわいらいし 十里程來た 立すかた
кайраиси дзю:ри ходо кита татисугата

такой видок
будто десять миль отмахал
у кукольника

Кайраиси (傀儡師 — яп. «кукольник») — бродячий артист, показывающий представления с куклами-марионетками.

Кукольник выступает в традиционнойой одежде е путешественников: соломенные сандалии варадзи, леггинсы и напульсники.

鶏の 何か言ひたい 足つかい
ниватори но наника иитай аси цукай

петух
поднимает ногу, будто
сказать что-то хочет

…что сегодня — рыбный день.

手拭に きんたま出來る 一トさかり
тэнугуй ни кинтама дэкиру хитосакари

из полотенца
сделал себе мошонку
молодой парень

В период Эдо женщины использовали в качестве мочалки мешочек, набитый рисовой шелухой.

В этом стихотворении молодой парень в игривом настроении из озорства заворачивает такой женский мешочек в полотенце и отправляется в баню, размахивая этим предметом, по форме напоминающим мужскую мошонку.

杖つきの 醉ハれた所ハ 盛直し
цуэцуки но ёхарэта токо ва моринаоси

перемеряют
за пьяным землемером
место застройки

C 1685 года сёгунат ввёл новую должность кобусин — чиновник, ответственный за строительство, состояние и починку общественных зданий и сооружений. Набирали их из представителей самурайского сословия, не способных нести военную службу. Среди прочего, на этих чиновниках лежали и обязанности обмерять с точностью участки для застройки. В этот раз застройщик слишком переусердствовал с угощением и ублажением государственного чиновника, в результате потом пришлось самому всё переделывать.

婚礼を 笑ッて延ハす 使者を立
конрэй о вараттэ нобасу сися о татэ

посмеиваясь
c просьбой отсрочить свадьбу
послали гонца

В период Эдо свадьбы не откладывали надолго, а назначали на ближайший подходящий день. Как впоследствии выяснилось, для невесты этот день оказывается критическим.

すつほんを りやうれは母は 舞をまい
суппон о рё:рэба хаха ва май о май

приплясывает
готовя черепаху
мама

Похлёбка из мягкопанцирной черепахи на протяжении веков считается первейшим средством для усиления мужской потенции.

むく鳥か 來てハ格子を あつからせ
мукудори га китэ ва ко:си о ацугарасэ

в маленькой клетке
от налетевших скворцов
прям нечем дышать

Слово мукудори (むく鳥 — яп. «скворец») в переносном смысле и сейчас означает «мужлан», «деревещина» — в старину так называли сезонных рабочих, которые по окончании полевых работ слетались из окрестных провинций в Эдо на зароботки, а заодно и вкусить сладостей городской жизни.

«Клетками» (格子 — ко:оси) называли специальные зарешёченные веранды чайных домиков в кварталах развлечений, в которых трудились куртизанки подешевле. Бизнеса от безденежных скворцов было мало, зато шума, гама и вони — хоть отбавляй.

ふり袖ハ 言ひそこないの 蓋に成
фурисодэ ва иисоконай но фута ни нари

прикрывает язык,
не держащийся за зубами,
рукав кимоно

Согласно этикету, женщины не должны были показывать свой язык и полость рта на людях. Поэтому при разговоре они прикрывали рот рукой или рукавом кимоно.

國の母 生れた文を 抱あるき
куни но хаха умарэта бун о дакиаруки

в обнимку с письмом
о рождении внука
мама в деревне

Сын давно оставил отчий дом и уехал в далёкий столичный Эдо устраивать свою жизнь. Там он женился, и по рождении первенца написал об этом письмо матери в провинцию. Бедная женщина от радости не находит себе места и ни на минуту не расстаётся с полученной весточкой.

塩引の 切殘されて 長閑なり
сиобики но киризан сарэтэ нодока нари

а вокруг объедки
солёного лосося —
и тишина…

Утро после обильного застолья… Сиобики (塩引 — яп. «сушёный и солёный лосось») — традиционное новогоднее угощение.

江戸者て なけりやお玉が いたからす
эдомоно дэ накеря отама га итагаразу

Отама бы
так сильно не страдала
если б не эдосцы

Самыми известными уличными попрошайками в Исэ были музыкантши Осуги и Отама, которые играли на сямисэне, сидя на скамейке между внутренним и внешним храмами в Айно-яме. Славились они тем, что могли молниеносно, не прерывая свою игру, ловить на лету монетки, которые им бросали прохожие.

Денежным, но не очень добрым эдосцам, приходившим в Исэ на паломничество, доставляло особое удовольствие посмотреть на агонию девушек, бросая им монетки не по одной, а большими горстями.

お袋を おどす道具ハ 遠ィ國
офукуро о одосу догу ва то:й куни

дальние страны —
оружие которым
он пугает мать

А она успешно отбивается гипертонией и ишемической болезнью сердца.

菅笠て 犬にも旅の いとまこい
сугэгаса дэ ину ни мо таби но итомакой

отправляясь в путь
на прощанье кивает и собаке
соломенная шляпа

Отправляясь в дорогу, герой сэнрю прощается о всеми домочадцами, не забыв и о собачке.

めし焚に 婆ァを置て 鼻あかせ
меситаки ни баба о ойтэ хана акасэ

в служанки
наняла старую деву —
будет ему сюрприз

Муж, конечно, сильно удивится. Он-то ожидает двадцатилетнюю шведку.

上下て 歸る大工ハ とりまかれ
дзёгэ дэ каэру дайку ва торимакарэ

по возвращении
окружили плотника
и стар и млад

Плотник вернулся в родное селение с церемонии окончания возведения каркаса здания (棟上げ式). Эти церемонии по традиции сопровождались празднованиями с обильными угощениями. Детвора и подмастерья окружили мастера в ожидании рассказов и гостинцев.

前たれて 手をふく下女の 取廻し
маэдарэ дэ тэ о фуку гэдзё но торимаваси

как борец сумо
вытирает служанка
о фартук руки

Торимаваси (取廻し) — пояс борца сумо, предназначенный для поединка и очень похожий на передник горничной.

Пыли и грязи сейчас ох как не поздоровится!

跡乗の 馬ハ尾斗 ふつて居ル
атонори но ума ва о бакари футтэиру

только лошадь
замыкающего строй
машет хвостом

Конная свита провинциального вельможи (даймё) едет в плотном строю вслед за своим господином.

疝氣をも 風にして置 女形
сэнки о мо казэ ниситэоки оннагата

и с коликами
актёр на женских ролях
твердит, что простыл

Коликами (疝氣 — сэнки) в старину называли все боли в области живота, в том числе и болезни по мужской части. С актёром, играющим женские роли в театре, как раз и приключилась такая беда. Как и женщины в таких случаях, он отговаривается простудой.

寒念仏 みりゝみりゝと あるくなり
каннэбуцу мириримирири то арукуу нари

воспевая Будду
зимняя процессия
семенит семенит

Каннэбуцу (寒念仏) — зимняя процессия монахов, поющая на ходу молитвы Будде. Монахи организовывали такие шествия в течение 30 самых холодных дней года. Летний эквивалент — нацуненбуцу (夏念仏).

Сэнрю показывает нам шествие монахов, осторожненько идущих по обледенелой дороге.

衣類迄 まめて居るかと 母の文
ируи мадэ мамэ дэ иру ка то хаха но бун

письмо от мамы —
«а как там поживает
твоя одежда?»

Недавно вышедшая замуж дочка получает письмо от мамы. Жених подвернулся не особо денежный, и в своём письме мама интересуется не только здоровьем и благополучием дочери, но и как бы между прочим спрашивает, всё ли в порядке с её нарядами — не снесла ли она своё приданое в ломбард.

向ふから 硯を遣ふ 懸り人
мукоу кара судзури о цукау какариудо

не с той стороны
пользуется тушечницей
приживальщик

Перед тем, как написать что-то, сухие чернила (тушь) надо было развести водой в специальной тушечнице. У приживальщика, живущего в богатом доме, своей тушечницы нет, поэтому попользоваться ей он может только тогда, когда хозяину самому надо что-то написать. Придвинуть и повернуть к себе тушечницу он не решается, а украдкой тянется с другой стороны стола.

まよい子の おのが太鼓て 尋られ
маёйго но оно га тайко тэ тадзунэрарэ

потерянного
ищут ребёнка стуча
в его барабан

Потерялся ребёнок. В бесплодных поисках безутешные родители и знакомые бегают по всей округе. Единственное, чем они вооружены — это один на всех маленький игрушечный барабан потерявшегося сына. То ли по крайней бедности нет ничего более существенного, то ли хотят привлечь внимание малыша знакомым звуком.

上下を 着て文盲な 酒をのみ
дзёгэ о китэ монмона сакэ о номи

в изящном платье
а сакэ накачался
как простой мужлан

Самурай облачился в нарядные одежды, которые обычно надевают на свадьбу или по другим торжественным случаям, т.е. как воспитанный и утончённый человек, но при этом сакэ хлещет, как неотёсанная деревенщина.

半兵衞 雛の頃から 心がけ
ханбёэ хина но коро кара кокорогакэ

Ханбёэ
ещё с Хинамацури
это задумал

半兵衞 (Ханбёэ) — главный герой пьесы театра кукол дзёрури «Синдзю Ёгосин» (心中宵庚申 — яп. — «Двойной Суицид в канун фестиваля Косин»), написанной Монзаэмоном Тикамацу на основе реальных событий. Это очень сложная пьеса о душевных терзаниях бывшего самурая, ставшего торговцем овощами, из-за конфликта самурайских представлений о чести, чувства долга перед своими родителями, господином и приёмными родителями, с одной стороны, и любви к своей жене Отиё, с другой. Свекровь ненавидела свою молодую и привлекательную невестку и развела её с мужем, пока тот был в отъезде, поставив его перед выбором: «либо я, либо она».

В итоге супружеская пара (ожидавшая, к тому же, ребёнка) решается на двойной суицид. В сцене самоубийства Ханбёэ расстилает на земле красное покрывало, на котором он должен был пронзить мечом сначала жену, а потом себя, со словами:– Отиё, этот ковёр — не просто наш саван, это цветок Чудесной Дхармы, пурпурный лотос, который вознесёт нас в Рай, и на лепестках которого мы вновь возродимся.

По времени это самоубийство (6 апреля) произошло вскоре после весеннего праздника Девочек (Хинамацури), на который, согласно традиции, родители высаживают на постамент, покрытый красным покрывалом, кукол, тем самым желая своим дочерям долгой и счастливой жизни.

По мнению автора сэнрю, Ханбёэ умыкнул красное покрывало с праздника, чтобы обставить дело красиво, но понапрасну не тратиться. Останки Ханбёэ и Отиё покоятся в храме Райкодзи неподалеко от Киото.

流星の 内に座頭ハ めしにする
рюсэй но ути ни зато ва мэси ни суру

пока все смотрят
падающие звёзды
слепой кушает

Фестиваль фейерверков на реке Сумида (隅田川花火大会) — старейший и самый большой фестиваль фейерверков в Японии, проводящийся ежегодно в последнюю субботу июля в Токио на реке Сумида в районе Асакуса. Впервые этот фестиваль был организован в 1733 году в память о жертвах засухи предыдущего года, а с 1810 года, проведение этого праздника стало ежегодной традицией.

В отличие от других этот фестиваль проводится в виде состязания, когда различные команды пиротехников соревнуются в своём мастерстве. Поэтому для фестиваля характерно большое разнообразие всевозможных видов салюта.

Рюсэй (流星 — яп. «падающие звёзды») — разновидность салюта, которым обычно начинали действо. Слепые музыканты, приглашённые поиграть на сямисэне, выступали уже после фейерверка, во время ужина. И поскольку им всё равно ничего не видно, то их кормили во время самого зрелища.

禿よく あぶない事を 言ハぬなり
камуро ёку абунай кото о ивану нари

что-то частенько
стала камуро болтать
на скользкие темы

Чересчур болтливым камуро (禿 — яп. «девочка-служанка гейши») может очень сильно не поздоровиться.

客分と いハるゝ女 立のまま
кякубун то иваэру онна тати но мама

про свою дочку,
пришедшую в чём была,
говорят: «в гости»

Поругавшись с мужем, женщина в сердцах хлопнула дверью и ушла к маме. Так и заявилась на порог, в чём была. На расспросы любопытных соседей сконфуженные родители коротко отвечают, что она приехала погостить.

正直に すりや橙ハ 乳母へ行
сё:дзики ни суря дайдай ва уба э ики

если по правде
то мандарин должен был
достаться няне

Имеется в виду традиционная для эпохи Эдо игра-лотерея хобики (宝引 — яп. «вытягивать сокровище»). Водящий зажимал в кулаке верёвочки, к одной из которых был привязан приз (например, какая-нибудь сладость или мандарин). Участники из множества «хвостиков» выбирали один и тянули.

В итоге самые вкусные подарки всё равно отдаются детям вне зависимости от того, кто их вытянул.

護國寺を 素通にする 風車
гококудзи о судо:ри ни суру казагурума

проходят мимо
храма Гококу
ветряные мельницы

Неподалёку от буддийского храма Гококу в столичном квартале Зосигая расположен синтоистский храм богини Кисимодзин — покровительницы детей, куда родители часто приводили своих отпрысков. Дети очень любили посещать этот храм, так как рядом располагались многочисленные магазинчики игрушек.Традиционным сувениром храма Кисимодзин был казагурума (風車) — бумажная ветряная мельница. Маленьких детей за кустами не видно, а видны лишь разноцветные пропеллеры на длинных бамбуковых ножках.

雪見とハ あまり利口の 沙汰てなし
юкими то ва амари рико но сата дэ наси

эта затея
идти валяться в снегу
как-то не очень

Пародия на хайку Басё:

いざさらば 雪見にころぶ 所迄
иза сараба юкими ни коробу токоро мадэ

А ну скорее, друзья!
Пойдём по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

(пер. В. Маркова)

寒念仏 千住のふみを ことづかる
каннэбуцу сэндзю но фуми о котодзукару

просят передать
с процессией монахов
письмо из Сэндзю

В XVIII веке токийский район Сэндзю (千住 — яп. «тысяча постоялых дворов») был большой почтовой станцией на одной из четырёх основных дорог, ведущих в Эдо, в которой находилось множество постоялых дворов и чайных. Сэндзю был известен тем, что помимо еды и ночлега в его гостиницах предлагались и интимные услуги. Каннэбуцу (寒念仏) — зимняя процессия монахов, поющая на ходу молитвы Будде. Монахи организовывали такие шествия в течение 30 самых холодных дней года.

Проститутка, работающая в одном из постоялых дворов Сэндзю, передаёт своему воздыхателю письмо с оказией — процессией буддийских монахов, направляющихся в Эдо.

松原の 茶屋ハいぶるか 景になり
мацубара но тяя ва ибуру га кэй ни нари

в сосновом бору
дымок чайного дома
венчает пейзаж

Тонкая струйка дыма поднимается над сосновой рощей из находящегося в ней чайного домика.

ほた餅を 氣の毒そうに 替て喰
ботамоти о ки но докусо:ни каэтэ куи

ешь ботамоти
а на душе всё
горше и горше

Ботамоти (ほた餅 — яп. «пеоновые моти») — сладости, рисовые колобки с начинкой из красных бобов адзуки, которые были как лакомством, так и поминальным блюдом. Считалось, красный цвет бобов отгоняет злых духов, и ботамоти обычно подавали гостям на поминках, которые устраивали на 49 день после смерти — последний день траура.

Возможно, речь идёт о знакомом усопшего, который только в этот день узнал о кончине своего друга.

はらませた せんきは是て 山をとめ
харамасэта сэнги ва корэ дэ яма о томэ

расследование дела
о беременности служанки
тихо замяли

В начале все домочадцы были полны праведного гнева и решимости найти виновника безобразия. Когда стало выясняться, что это, скорее всего, хозяин, дело тихо спустили на тормозах.

親分ンと見へてへつつい惣かな具
оябун то миэтэ хэцуцуй со: канагу

у большого человека
и кухонная утварь
вся из меди

Металлическая кухонная плита, кастрюли и половники были статусным символом.

日傘 さして夫トの 内へ行
хигаракаса саситэ отто но ути э ики

раскрыв над собой
солнцезащитный зонтик
уходит домой

Зонтик от солнца в тот период был не абы чем, а статусной вещью (как сейчас дорогие часы). Няням, служащим в домах богатых господ, зонты выдавали их наниматели, чтоб было чем защитить ребёнка от солнца. И вот в свой выходной няня возвращается с кратким визитом в родную деревню и чтоб повыпендриваться перед соседками берёт с собой этот данный хозяевами предмет роскоши.

縫紋を 乳をのみのみ むしるなり
хо:мон о тити о номиноми мусиро нари

вместо того
чтобы пить молоко
теребит вышитый герб

Мон (紋 — яп. «эмблема») — эмблемы, чаще всего круглой формы, служившие знатным семьям фамильным гербом, а различным организациям логотипом. Простолюдины, находившиеся в услужении в богатых домах, обычно имели на своей одежде герб господина. В этом сэнрю речь идёт либо о кормилице, либо о маме, у которых герб не просто нарисован на ткани одежды, а вышит. Малыш заинтересовался яркой картинкой и отвлекается от грудного кормления.

庵の戸へ 尋ねましたと 書て置
ан но то э тазунэмасита то кайтэоки

«я приходил»
записка на дверях
одинокой хижины

Хозяин хижины (скорее всего, монах) большую часть времени проводит в путешествиях и застать его непросто. Или же заперся и медитирует в одиночестве.

Так хоть записку оставить.

隅ッこへ 來てハ禿の 腹を立
сумикко э китэ ва камуро но хара о татэ

обидевшись
забилась в угол
камуро

Девочку-служанку гейши кто-то машинально оттолкнул, чтоб не мешалась под ногами.

Маэку:

のけて置きけり のけて置きけり
нокэтэ окикэри нокэтэ окикэри

отпихнули! отпихнули!

**

小座頭の 三味せんぐるみ 邪广かられ
козато но сямисэн гуруми дзямя гарарэ

всем мешается
со своим сямисэном
слепой юноша

Зато (座頭 — яп. «слепой») — самый низшая ступень в иерархии гильдии слепых Тодоза, которая в период Эдо была официальной организацией, зарегистрированной и опекаемой властями. Всего в организации было 5 иерархических ступеней, которые в свою очередь подразделялись на 73 различных категорий. За членами организации были закреплены некоторые виды профессий, такие как, например, игра на биве или сямисэне, оказание массажных услуг и иглоукалывание. Это служило своего рода социальной защитой инвалидов в то время и позволяло им заработать на жизнь. В гильдию Тодоза принимали только мужчин — для слепых женщин была основана отдельная организация.

Слепого юношу, играющего на сямисэне, пригласили поиграть на вечеринке. Места в доме было мало, а гостей набилось много. Под конец все перепились, начались песни и пляски. В такой ситуации слепой мальчик чувствует себя очень неуклюже, то и дело натыкаяь на раздухарившихся гостей. Музыки его за пьяными криками уже давно не слышно, и на него никто не обращает внимание.

舌打で 振廻水の 礼ハすみ
ситаути дэ фурумай мизу но рэй ва суми

раскланивается
за поданную воду
причмокивая

В жаркие летние дни владельцы магазинов и трактиров в Эдо бесплатно предлагали прохожим воду. Кланяясь, изнурённый путник судорожно хватает пиалу. Вместо слов благодарности слышится только блаженное «хлюп-хлюп».

義貞の 勢ハあさりを ふみつぶし
ёсидада но зэй ва асари о фумицубуси

все ракушки
подавили ногами
войска Ёсидады

Нитта Ёсисада (1301-1338) — японский военачальник, под руководством которого в 1333 году верные императору войска взяли город Камакуру, бывший в то время столицей сёгуната и положили конец почти полуторовековому правлению династии Хёдзё.

Горы, окружавшие столицу сёгуната, имели семь ущелий, ведущих в Камакуру, каждое из которых охранялось самураями Такатоки Хёдзё. После многочисленных и безрезультатных попыток прорваться в город по суше Нитта решил зайти с моря со стороны мыса Инамурагасаки, но в заливе стояли корабли Хёдзё.

Тогда, согласно легенде, Нитта бросил свой меч в воду в качестве приношения богине солнца Аматэрасу, и море чудесным образом расступилось, дав возможность войскам лоялистов взять столицу.

Такова легенда. Историки же считают, что Нитта, который долгое время прожил в Камакуре в качестве вассала Хёдзё, хорошо знал эту местность и, дождавшись сильного отлива, провёл свои войска по обнажившемуся берегу.

関寺て 勅使を見ると 犬がほへ
сэкидэра дэ тёкуси о миру то ину га хоэ

храм Сэкидэра —
завидев посыльного
лает собака

Ото но Комати (825 н.э. — 900 н.э.), одна из шести величайших поэтов вака эпохи Хэйян, бывшая в молодости неотразимой придворной красавицей с большой армией поклонников, по легендам доживала свой долгий век в храме Сэкидэра между Киото и Отцу в страшной нищете.

Сэнрю отсылает нас к пьесе театра Но «Ому Комати» (鸚鵡小町 — яп. «Попугай Комати»). По сюжету пьесы император Ёзэй посылает своего доверенного посыльного Юкиэ проведать старуху и узнать, как она поживает. Юкиэ подаёт письмо с стихотворением императора, которое оканчивалось словами:

миси тамадарэ ноути я юкасиса

ужель не была волшебной жизнь
там, за бамбуковой ширмой?

К удивлению придворного Ото но Комати говорит, что ответит она всего одним словом. В ответном стихотворении великая поэтэсса меняет слово «я» на «зо», так что последняя строка императора читалась:

как волшебна была та жизнь!

Сэнрю говорит о том, что привыкшая видеть вокруг себя лишь бедняков собака заходится лаем, узрев незнакомого богато разодетого вельможу.

乳貰ひの 袖につつはる 鰹節
тити морай но содэ ни цуппару кацуобуси

торчит из рукава
у пришедшего за молоком
сушёный бонито

Овдовевший отец обходит окрестных женщин с просьбой покормить младенца. Вместо денег в качестве платы он думает предложить палочку сушёного тунца-бонито (кацуобуси), считавшегося большим лакомством в Эдо.

是小判 たつた一ト晩 居てくれろ
корэ кобан татта хитобан итэ курэро

золотце моё,
провести бы с тобою
хотя б одну ночь!

Кобан (小判 — яп. «овал») — золотая монета овальной формы, которая иногда появляется, но никогда не задерживается в кармане бедняка — ему надо либо купить еды, либо расплатиться по долгам.

琴やめて 薪の大くべ 引給ふ
кото ямэтэ маки но оокубэ хику тамау

отложив кото
вытащила немного
дров из камина

Дрова было принято расходовать очень экономно и не класть больше необходимого.

状箱か 來レハよハれる 太夫坊
дзё:бако га кирэба ёбарэру тайфубо:

когда приносят
ящичек с депешами
зовёт монаха

В этом сэнрю подразумевается Минамото-но Ёсинака (源 義仲, 1154-1184) — японский военачальник периода Хэйан, двоюродный брат Минамото-но Ёритомо (основателя первого сёгуната). Из-за внутриклановых расприй Ёсинака провёл своё детство в отдалённой и отсталой провинции Кисо.

Ёсинака прославился не только своим выдвющимися полководческими способностями и крутым нравом, но и в силу своего воспитания полной неискушенностью в придворных делах, которая его в итоге и погубила. Не будучи особо сильным в искусстве дипломатической переписки, он держал специального секретаря-монаха для всяких бумажных дел.

飯焚に 百ほどたのむ とうふの湯
мэситаки ни хяку ходо таному тофу но ю

в сотый раз просит
повариху принести
воду от тофу

Тёплую воду, остававшуюся после приготовления соевого сыра тофу, не выбрасывали, а использовали для уборки в доме в качестве очищающего средства.

Служанка всё просит и просит кухарку сходить в лавку, где делают тофу, и попросить такой воды, а та всё никак не идёт.

めいわくな 皃ハ祭で 牛斗
мэйвакуна као ва мацури дэ уси бакари

и лишь у волов
на храмовом празднике
грустные морды

Множество храмовых праздников, отмечавшихся в Эдо, изобиловали едой, выпивкой и всяческими увеселениями. И только бедным волам не до отдыха — их и тут запрягают, теперь уже в традиционные карнавальные повозки.

桶ふせを はじいて通ル 日より下駄
окэбусэ о хадзиитэ тоору хиёригэта

стучат по ванне
перевёрнутой вверх дном
гэта прохожих

Окэбусэ (桶ふせ — яп. «опрокинутая вверх дном ванна») — наказание для клиентов квартала Ёсивара, которые не могли или не хотели платить по счёту. Таких незадачливых гуляк накрывали деревянной ванной с открытым окошком для слива и помещали посреди улицы на всеобщее посмешище. Чтобы пленники не смогли сбежать, ванну придавливали сверху чем-нибудь тяжёлым. Каждый проходящий мимо, конечно же, не мог отказать себе в удовольствии пнуть эту ванну ногой.

Хиёригэта (日より下駄 — яп. «гэта для сухой погоды») — лёгкие деревянные сандалии с низкими каблуками-зубцами, предназначенные для летней погоды, которые для устойчивости надевали завсегдатаи увеселительных кварталов.

親類が 來ると赤子の ふたを取
синруи га куруто акаго но фута о тори

для пришедшей
взглянуть на младенца родни
открывают крышку

Как-будто заглядывающим в ларец с драгоценностями родственникам осторожненько приоткрывают москитную сетку, а после того, как они немного полюбовались, так же осторожненько закрывают.

江の嶋を 見て來たむすめ しまんをし
эносима о митэ кита мусумэ дзиман о си

всем хвастается
что была в Эносиме
эта девушка

Пешее паломничество из Эдо в Эносиму и обратно занимало три дня и был достаточно изнурительным.

Маэку:

今が盛りじゃ今が盛りじゃ
има га сакари дзя има га сакари дзя

в полном расцвете сил, в полном расцвете сил!

**

明星が 茶屋を限リの 柄ふくろ
мё:дзё: га тяя о кагири но цукабукуро

добрался лишь до
чайного дома в Мёдзё
чехол для меча

Мёдзё (明星) — селение в провинции Исэ, расположенное на дороге, по которой проходили поломники.

Самурай, идущий поклониться местным храмам оставил свой цукабукуро (柄ふくろ — яп. «чехол для рукоятки меча, надеваемый во время путешествий или во время дождя») в придорожной чайной, чтобы показаться на людях во всей красе. Так что чехол до великого храма Исэ так и не добрался.

げんぞくを しても半分 しゆしよう也
гэнзоку о ситэ мо ханбун сюсё: нари

стал мирянином
только наполовину
и то молодец!

Монах, переодевшись врачом, направляется в квартал развлечений Ёсивара. И хотя намерения у него самые серьёзные, он смущён и заметно стесняется.

Маэку:

浮かれこそすれ浮かれこそすれ
укарэ косо сурэ укарэ косо сурэ

давай же оторвёмся! давай же оторвёмся!

**

細見の 鬼門へなおる 遣リ手の名
сайкэн но кимон э наору яритэ но на

путеводитель —
на северо-востоке
имя хозяйки

В период Эдо издавали специальные путеводители по увеселительному кварталу Ёсивара, в которых приводили подробное описание каждого чайного домика. Имена хозяек притонов указывали в левом нижнем углу страницы.

Кимон (鬼門 — яп. «ворота дьявола») — северо-восточное направление, считающееся в Японии несчастливым, так как согласно поверьям с северо-востока приходят злые духи. Храмы поэтому часто строят обращёнными на северо-восток для того, чтобы они охраняли людей он несчастий. В переносном смысле кимон означает людей или вещи, которые следует избегать.

Юг в то время изображался вверху, а север внизу, поэтому на книжной странице левый нижний угол соответствовал северо-восточному направлению.

袖口を 二ツならして 娵をよび
содэгути о футацу нараситэ ёмэ о ёби

расправив оба
рукава у кимоно
зовёт невестку

«Это ты, называется, кимоно сшила? Ты что не видишь, что левый рукав длиннее?»

ゆうれいに 成てもやはり 鵜を遣ひ
юрэй ни наттэ мо яхари у о кэни

он по-прежнему
даже став привиденьем
держит бакланов

Рыбалка с помощью бакланов — традиционный вид рыболовства в Японии и Китае, описанный ещё в книгах Х века н.э. Специально натренированные птицы вылавливают в воде рыбу и в зобу приносят её в лодку хозяина. Чтобы они не могли проглотить крупную рыбу, горло бакланам перевязывают верёвкой. В старину этот вид рыболовства был основным в Японии, сейчас же сохранился лишь как аттракцион для туристов.

Это сэнрю — пародия на известную пьесу театра Но «Укай» (鵜飼 — яп. «рыбалка
с помощью бакланов»). На закате два странствующих монаха останавливаются на ночлег в храме на берегу реки Изава. В свете факела перед ними предстаёт старый рыбак, пришедший отдохнуть в храм во время ночного лова. Вступив в разговор со стариком, один из монахов пытается убедить его бросить своё ремесло и найти другое занятие, не требующее убийства живых существ. Старик отвечает ему, что он слишком стар, чтобы что-то менять в своей жизни. Второй монах вспоминает, что несколько лет назад он был в этих краях и какой-то рыбак из близлежащей деревни накормил его отменным ужином. Старик рассказал, что этот рыбак был убит своими соплеменниками за свой преступный промысел и что он является духом этого рыбака. В доказательство этого он показывает монахам своё искусство.

Проникшись сочувствием к старику, монахи молят повелителя загробного мира Яму, и тот, оценив гостеприимство, которое рыбак оказал монахам, забирает его душу в рай.

羽織着て 居るお内義に みなかたれ
хаори китэ иру онайги ни мина катарэ

обыграла
всех подчистую
хозяйка в хаори

Хаори (羽織 — яп. «жакет хаори») — неброская накидка с большими рукавами, изначально предмет только мужского гардероба, которую в период Эдо надевали поверх простого кимоно. Хаори были отличительным атрибутом гейш из района Факугава в Эдо, которых так и называли — Факугава-гейша или хаори-гейша.

Под хозяйкой в хаори имеется в виду жена хозяина дома, в котором собрались гости. После ужина все засели играть в азартные игры. К удивлению гостей, неприметная хозяйка всех с лёгкостью обыграла, ведь никто не подозревал, что она бывшая гейша, очень искусная в такого рода играх.

В период Эдо хаори-гейши считались воплощением эстетического идеала ики (いき — яп. «стильный, красивый») — простой, неброской, но в то же время утончённой изысканности, скромной изощрённости, которая считалась особенно эротичной. Такая вот простушка…

けんぺいに 投出して行 質の足シ
кэнпэй ни нагэдаситэ ику ситцу но таси

вытаскивает
дополнительный залог —
так неохотно!

Пришедшему в ломбард ростовщик говорит, что для получения желаемой суммы необходимо предоставить залог посущественнее.

おびんづる 地藏の短氣 笑ッて居
обиндзуру дзидзо: но танки вараттэру

посмеивается
над вспыльчивостью Дзидзо
Обиндзуру

Надэботокэ (撫で仏 — яп. «святой для поглаживания») — статуи некоторых буддийских святых, в первую очередь, Обиндзуру. Считается, что если потереть на статуе Обиндзуру то место, которое болит у тебя, то ты исцелишься и боль пройдёт.

В этом сэнрю присутствует аллюзия на пословицу 仏の顔も三度 — «на третий раз и святой не выдержит», которая означает что в конце концов всякому терпению приходит конец, даже у святых.

Дзидзо (буддийский святой, покровитель детей и путешественников) — очень дружелюбный святой. Но и у него терпение не безгранично. А Обиндзуру сколько ни гладь и ни тереби, продолжает улыбаться.

弍三歩が 買とうるさい 程はなし
нисанбо га кау то урусай ходо ва наси

когда покупают
не элитную проститутку
не хвастаются

Да, особо хвастаться нечем.

お袋ハ ぶきな姿に 雁を書
офукуро ва букина сугата ни ган о каки

чуть кривоваты
на мамином рисунке
«дикие гуси»

В старину в Японии бытовало поверье, что если в девятый лунный месяц услышать во сне под москитной сеткой крики диких гусей — это к несчастью (чаще к пожару). Поэтому в период Эдо, чтобы отвести беду, на москитной сетке делали рисунок диких гусей или же просто рисовали иероглиф 雁 (ган — яп. «дикие гуси») и развешивали по четырём углам москитной сетки. Таким образом, считалось, что кричали не настоящие, а нарисованные гуси, беду не предвещавшие.

В период Эдо женщины из неаристократических семей кандзи и каллиграфии не обучались, поэтому мамины иероглифы вышли малость кособокими.

あんまりな 事に一人て ふせて見る
анмари на кото ни хитори дэ фусэтэ миру

рассматривает
проигравшись в пух и прах
игральную кость

Спустив большую сумму в Тё-хан Бакути (традиционную японскую игру в кости) незадачливый игрок, свесив голову, вертит в руках игральную кость. Может, она с каким-то секретом и его просто развели на деньги?

御一門 見ぬいたやうな 錢遣ひ
гоитимон минуита яуна зенидзукай

деньги раздавал
как будто предчувствуя
погибель рода

Это сэнрю — аллюзия на историю жизни старшего сына и опору предводителя клана Тайра, Сигэмори (平 重盛). Несмотря на свою отвагу и воинское искусство Тайра-но Сигэмори почитается и по сей день, в первую очередь, за свою добродетельность и праведность. В Хэйке Моногатари («Повести о Доме Тайра»), одном из основных японских литературно-исторических памятников, говорится о том, что самым заветным желанием Сигэмори было искупить грехи и «поправить» свою карму, совершая богоугодные дела: он тратил огромные средства на благотворительные цели и строительство буддийских храмов. В книге также говорится о том, что Сигэмори обладал даром предвидения. Так, в налетевшем на столицу в 1179 году страшном смерче Сигэмори увидел знамение кончины рода Тайра. Он отправился на богомолье в Кумано просить богов образумить своего отца, жестокость, корыстность и властолюбие которого, как он полагал, приведут к неминуемой гибели всего их рода. «Земной поклон тебе, о грозный Конго-додзи, молю тебя, смягчи жестокое сердце Правителя-инока, дабы не угасла слава наших потомков, дабы смогли они по-прежнему служить государю! Даруй нам мир и покой в стране! Если же роду Тайра суждено процветание лишь на то краткое время, пока жив отец мой, Правитель-инок, тогда, молю тебя, лучше сразу пресеки жизнь Сигэмори и поддержи в страданиях, ожидающих каждого смертного в круговращениях жизни и смерти! Такова смиренная просьба, с коей, о великий бог, я к тебе обращаюсь, уповая единственно на твою великую милость! — так горячо молился князь Сигэмори, вложив в молитву весь жар своей души. Вдруг какое-то сияние, похожее на пламя светильника внезапно отделилось от тела князя и в то же мгновение исчезло, как будто разом погасло. Это видели многие, но, испугавшись, ничего не сказали.» («Повесть О Доме Тайра», пер. И. Львова).

По пути домой Сигэмори заболел и умер. Сигэмори не оставил после себя достойных наследников. Его старший сын покончил жизнь самоубийством, а остальные члены клана по мужской линии были убиты противоборствующим кланом Минамото в борьбе за власть, которая закончилась полным разгромом рода Тайра.

Да, предвидя такой расклад, экономить, конечно, смысла не было.

Непосредственно, это сэнрю отсылает нас, скорее всего, к главе «Золотой Дар» третьего свитка «Повести о Доме Тайра»:

«И еще подумал князь Сигэмори: сколько бы добра ни насаждать в нашей стране, трудно надеяться, что не угаснет род Сигэмори, что потомки будут вечно молиться за упокой его души в ином мире; стало быть, надлежит совершать какие-нибудь добрые деяния в чуждых пределах, чтобы и там молились за князя после его кончины. И вот, весной в годы Ангэн, призвал он с острова Кюсю кормчего по имени Мёдэн и встретился с ним с глазу на глаз, удалив посторонних. Достав три тысячи пятьсот рё чистого золота, князь сказал:

— Ты славишься исключительной честностью, поэтому дарю тебе пятьсот золотых из этих денег. Остальные три тысячи отвези в Сунское государство [Китай]. Поезжай на гору Юйваншань и отдай тысячу золотых монахам, а две тысячи поднеси императору с просьбой даровать монастырю пахотные земли, и пусть монахи молятся за упокой моей души!

Мёдэн взял золото и после долгого трудного пути по туманным морским просторам прибыл в великое Сунское государство. Затем он поехал в монастырь Эюйвансы на горе Юйваншань, посетил келью настоятеля, чаньского монаха Дэгуана. Узнав о поручении князя, настоятель обрадовался, умиленный до слёз. Тысячу золотых он роздал монахам, а остальные две тысячи преподнёс императору, подробно изложив просьбу князя Сигэмори. Импе­ратор, тоже растроганный до глубины души, даровал монастырю пятьсот те пахотной земли. Вот почему на горе Юйваншань и поднесь не умолкают молитвы за упокой души японского вельможи, князя Сигэмори Тайра, дабы возродилась его душа в Чистой райской земле». («Повесть О Доме Тайра», пер. И. Львова)

このしろハ 初午ぎりの 臺に乗
коносиро ва хацуумагири но дай ни нори

в день лошади
выплывает на подносе
императорская сельдь

Хацуума-мацури (Фестиваль Первого Дня Лошади) празднуется во второй день второго лунного месяца в ознаменование схождения на Землю бога лисиц, плодородия и процветания Инари.

Коносиро (このしろ — яп. «императоская сельдь» считается одним из излюбленных лакомств лисиц кицунэ. Эту сельдь готовили и преподносили в храмах Инари во время праздника Хацуума-мацури.

祭前 洗ひ粉持ッて 連レて行
мацури маэ арайко моттэ цурэтэ ики

перед праздником
взяв скраб для лица
тянет за собой детей

На празднике дети должны участвовать в праздничном шествии. Накануне события мама ведёт их отдраивать в близлежащую баню.

隣へも 階子の礼に あやめ葺
тонари э мо хасиго но рэй ни аямэ фуки

украсил ирисами
в благодарность за лестницу
и крышу соседа

Праздник Мальчиков (端午の節句 — Танго но Секку) отмечается в пятый день пятого лунного месяца (в настоящее время — 5 мая) уже более тысячи лет. Изначально он праздновался в семьях самураев и воспевал храбрость и силу духа. Постепенно этот празник стал отмечаться во всех семьях, где были мальчики.

Все атрибуты дня так или иначе символизируют дух воина (из-за чего после Второй Мировой войны этот праздник перестали широко отмечать, а потом и вовсе переименовали его в Праздник Детей несмотря на то, что девочкам сохранили их собственный День). Главными из них являются карп и ирис.

Карп считается символом силы и целеустремлённости за его способность плыть против течения реки, и над всеми домами, где есть мальчики, вывешивают полотняные флюгеры в виде карпа. Ирисы являются цветком праздника, так как их листья напоминают по форме японский меч. Ими украшают дома, а мальчики вечером принимают с ними ванну.

天人へ 舞とハかたひ ゆすりやう
тэннин э май то ва катай юсури ё

«давай-ка, станцуй» —
это всё, что он потребовал
от небесной девы

Это сэнрю — пародия на сюжет известной пьесы театра Но «Хагоромо» (羽衣 — яп. «накидка из перьев»).

Ночью на ветке дерева рыбак находит оперенье небесной девы тэннин (天人 — яп. «небесное созданье»). Тэннин — девушки необычайной красоты и артистических талантов. Согласно буддийской мифологии, они обитают в раю и развлекают его обитателей песнями и танцами.

Тэннин умоляет рыбака отдать ей накидку из перьев, без которой она не может улететь обратно в рай. После долгих переговоров рыбак соглашается отдать девушке одежду, если она исполнит для него свой танец.

Такие вот у людей были скромные запросы.

歩と香車 座頭の方ハ 付木でし
хо то кё:ся зато: но ката ва цукэки дэ си

сломав лучину
слепой сделал из неё
пешку и копьё

Цукэки (付木 — яп. «лучина») — деревянные щепы, служившие спичками, один конец которых обмакивали в серу. Хо (歩 — яп. «пешка») и кё:ся (香車 — яп. «копьё») — фигуры японских шахмат сёги. В отличие от европейских шахмат фигуры сёги имеют одинаковую плоскую форму и отличаются лишь иероглифами, написанными на них. Но слепой, заменивший недостающие фигуры двумя половинками щепки, всё равно прочитать названия не может — он играет по памяти.

御勝手ハ みなかつ命ィに およんで居
гокаттэ ва мина кацумэй ни оёндэру

на кухне уже
от голода и жажды
почти померли

Во время долгого банкета господ слуги на кухне выбились из сил, а отдохнуть и поужинать нельзя, пока все гости не разойдутся.

くろもじを かぎかぎ禿 持て來ル
куромодзи о кагикаги камуро моттэ куру

принюхиваясь
приносит зубочистки
гостям камуро

Сценка с маленькой служанкой гейши. Зубочистки только входили в моду в период Эдо и были ещё достаточно редки. Делали их из ароматной древесины.

源左衞門 鎧を着ルと 犬がほへ
гензаэмон ёрой о киру то ину га хоэ

когда Гензаэмон
надел свои доспехи
залаяли собаки

Сэнрю-пародия на пьесу театра Но «Хатиноки», действие которой происходит в годы правления регента Ходзё Токиёри (1227–1263). Однажды ночью в сильную метель в дом бедного крестьянина постучался странствующий монах и попросился на ночлег. Крестьянин его впустил, дал ему последнее, что у него осталось из еды, и срубил три своих любимых деревца, чтобы разжечь огонь и дать гостю согреться. Когда монах усомнился в том, что его хозяин является простолюдином, тот признался, что он Цунэё Гензаэмон, лорд Сано, у которого его противники отобрали его земли и всё его имущество, и он влачит жалкое существование в полной нищите. Несмотря на это, продолжал он, если мой повелитель призовёт меня, я одену свои истрёпанные латы, возьму в руки свой ржавый меч и на своей тощей кобыле буду сражаться наравне со всеми.

Через полгода регент Ходзё Токиёри, которым оказался странствующий монах, призвал всех своих вассалов в Камакуру. Гензаэмон, как и обещал, откликнулся на зов и явился ко двору. Его латы были мятые и ржавые, а кобыла была настолько стара и немощна, что ему пришлось вести её под уздцы. Другие воины в блестящих доспехах встретили его презрительными взглядами и насмешками.

Ходзё высоко оценил верность долгу и слову Гензаэмона и приказал не только вернуть ему все его владения, но и даровал ему ещё три больших угодья в благодарность за три деревца, которые спилил Гензаэмон, чтобы согреть странствующего монаха в зимнюю стужу.

仲人へ 四五日のばす ひくい声
накодо э сигонити нобасу хикуй коэ

свахе шёпотом:
«сделай всё, чтоб отсрочить
на несколько дней»

Организацией свадеб занимались свахи-посредницы, которые изначально и представляли девушку и молодого человека друг другу. Невеста не объясняет причину, по которой она хочет в последнюю минуту отсрочить свадьбу, но по её заговорщицкому тону сваха будучи сама женщиной сразу понимает, о чём речь.

けいせいも 淋しくなると 名を替る
кэйсэй мо сабисику нару то на о каэру

и куртизанка
когда ей одиноко
меняет имя

Традиционно куртизанки работали под псевдонимами. Если дела начинали идти не очень хорошо и клиенты переставали заглядывать, то, предприимчивые женщины, как и в любом бизнесе, в первую очередь делали ребрэндинг, меняя название своей «фирмы» на что-нибудь новенькое и более привлекательное.

深川の 土弓射習ふ 草履取
фукагава но докю:ба нарау зо:ритори

в фукагаве
учится стрелять из лука
блюститель сандалий

Зоритори (草履取 — яп. «блюститель сандалий») — специальный слуга, ответственный за обувь у богатых и высокопоставленных людей. Сопровождая хозяина, когда тот входил в общественные места, они должны были следить за его сандалиями-гэта.

Богатый господин пришёл в Фукагаву — район Эдо, знаменитый своими чайными домами развлечений почти так же, как Ёсивара. Пока хозяин развлекается, слуга убивает время, стреляя из лука по мишеням — популярный в таких местах аттракцион, наподобие тира.

黒木賣 大事に跡を ふりかへり
куроки ури даидзи ни ато о фурикаэри

оборачивается
с таким важным видом
торговка дровами

Куроки ури (黒木賣 — яп. «торговки дровами»), иначе называемые охарамэ (大原女 — яп. «девушки из Охары»), — женщины, ходившие от дома к дому и продававшие дрова и хворост. Примечательны охарамэ были тем, что большие связки хвороста они носили на голове.

Если такую торговку окликнуть на улице, оборачиваться она будет очень мееееедленно, всем телом, сохраняя безупречную осанку и серьёзную мину.

かごちんを やって女房ハ つんとする
каготин о яттэ нёбо ва цун то суру

расплатившись
с носильщиками паланкина
жена начинает сердиться

После ночи увеселений муж под утро возвращается домой. Он не в состоянии сам передвигать ноги и за бешеные деньги нанимает носилки-паланкин.

У дверей дома его поджидает жена, но при посторонних она не устраивает сцену, а миленько улыбается. Когда же носильщики скрываются из вида, она набрасывается на незадачливого супруга.

柏餅 妹の乳母ハ 手つだハず
касивамоти имо:то но уба ва тэцуда хазу

лепить колобки
должно быть помогала
няня сестрёнки

柏餅 (касивамоти — яп. «рисовые колобки с сладкой бобовой начинкой, завёрнутые в дубовые листья») — традиционное угощение на Фестиваль мальчиков (5 мая). Так как дубы не сбрасывают свои листья до тех пор пока не появятся новые, они считаются символом благополучия наследников.

Обычно приготовлением угощений занималась мама, но, видимо, касивамоти получились подозрительно вкусными и красивыми, и у мальчика закрались сомнения, что тут не обошлось без няни его маленькой сестры.

Возможно также, что няня имела такой авторитет (и влияние) в семье, что ей волей или неволей доверили эту почётную обязанность.

箱王か 兩の袂に 蝉の声
хакоо: га рё: но тамото ни сэми но кое

из обоих
рукавов Хако
песни цикад

Хако (箱王) — детское имя Сога Токимунэ, одного из знаменитых братьев Сога, легенда о которых приобрела особую популярность в период Эдо. Сотни пьес были написаны по мотивам Сога Моногатари — истории двух братьев раннего периода Камакура, которые остались сиротами после того, как их отец был убит своим кузеном лордом Сукэцунэ. Братья поклялись отомстить за смерть отца и, когда выросли, воплотили свой план ценой собственных жизней.

Будучи ребёнком, Сога Токимунэ был помещён в монастырь, но у него не было намерений становиться монахом, и заучиванию сутр он предпочитал типичные детские развлечения того времени, такие как ловля цикад.

茸狩ハ 紅葉狩より 世帶じみ
такегари ва момидзигари ёри сётайдзими

женатик скорей
пойдёт за грибами, чем
смотреть на клёны

В эпоху Эдо любование клёнами служило типичным предлогом для пирушки с друзьями или даже похода в квартал развлечений.

蚊を焼イた 跡を女房に いやがらせ
ка о яйта ато о нё:бо: ни иягарасэ

после того
как одолел комара
пристаёт и к жене

Ночью под москитную сетку пробрался подлый комар. Чтобы тот не покусал жену, муж прижигает его специальной лучиной, которую для этих целей держали возле постели. Победив злодея, муж взглянул на свою жену и его потянуло на другие подвиги.

長屋中 手ごみにはかる 田舎芋
нагая нака тэгоми ни хакару инака имо

у бедняцких халуп
взвешивают на глазок
деревенскую картошку

Нагая (長屋 — яп. «длинный дом») — длинные дома наподобие бараков, поделённые на множество крохотных помещений, в которых жило бедное население Эдо.

Торговец привёз на продажу из деревни картошку. Клиентура в таком квартале не та, что будет чинно стоять в очереди. Налетели и размели всё по-быстрому, взвешивая в руках на глазок

岡場所ハ くらハせるのが いとま乞
окабасё ва куравасэру но га итомагои

на прощание
шлёпают по заднице
в публичном доме

Интимные услуги оказывались не только в лицензированных кварталах, славившихся своей дороговизной и аристократической утончённостью жриц любви, но и в любых местах большого скопления людей — на переправах, возле синтоистских храмов и в придорожных трактирах.

Девушки там трудились простые, хорошим манерам особо не обученные.

Маэку:

いやしかりけりいやしかりけり
ия сикари кэри ия сикари кэри

наказали проказника, наказали проказника!

**

太神樂 ぐるりハみんな 油むし
дайкагура гурури ва минна абурамуси

возле артистов
из одних халявщиков
собрался кружок

Дайгакура (太神樂 — яп. «грандиозное развлечение для богов») — представление уличных жонглёров и танцоров, которыми изначально в стародавние времена были бродячие священники из храмов Ацута и Исэ.

Словом абурамуси (油むし — яп. «тараканы») называли халявщиков, которые ходили в кварталы развлечений только поглазеть, ничего не покупая и не давая денег артистам.

冠を ふみちがへたる みたをし屋
каммури о фумитигаэтару митаосия

каммури
купил слишком дорого
старьёвщик

Каммури (冠) — специальная традиционная шапочка, которую носили люди высших сословий как часть официального костюма.

Старьёвщик с непривычки с убытком для себя оценил и купил не слишком хорошо знакомый ему предмет.

降參が 濟むと一度に ひだるがり
ко:сан га суму то итидо ни хидаругари

после капитуляции
вдруг оказалось
что все жутко голодные

Это сэнрю комментируют двояко. Речь может идти о том, что в пылу боя не чувствуешь ни усталости, ни боли, ни голода. Когда же всё позади и уровень адреналина в крови понижается, вдруг осознаёшь, что съел бы слона.

Более вероятным, однако, является второй вариант толкования. В период многочисленных междоусобных войн японские военачальники вместо штурма крепостей, в которых находились армии противника, часто прибегали к тактике долгой осады, блокируя снабжение города продовольствием и водой. После того, как крепость пала, победители сталкиваются с ещё большей проблемой — что делать со всей этой армией голодающих.

Маэку:

ひどい事なりひどい事なり
хидой котонари хидой котонари

ох, плохи дела! ох, плохи дела!

**

おさらばを 障子の内て たんと言ひ
осараба о сё:дзи но ути дэ танто ии

снова и снова
говорит «до свидания»
стоя в дверях

В старину слуг меняли раз в год (в марте или в сентябре). Старые слуги уходили, на их место приходили новые.

Сэнрю показывает сценку прощания со служанкой, которая всё никак не может уйти и по десятому разу повторяет слова прощания и благодарности, надеясь на какой-нибудь ценный подарок, который подобал такому случаю. А хозяйка упорно делает вид, что намёка не понимает.

Маэку:

しわい事かなしわい事かな
сиваи кото кана сиваи кото кана

вот ведь жадина, вот ведь жадина!

**

秋かわき 先七夕に かわきそめ
акигаваки саки танабата ни каваки сомэ

предшествует
осеннему голоду
голод танабаты

Словосочетанием акигаваки (秋かわき — яп. «осенний голод») в Японии обозначают феномен, когда у людей по окончании жарких и влажных месяцев с приходом осени вновь просыпается аппетит и желание съесть что-нибудь более существенное нежели лёгкие летние блюда.

Под «голодом Танабаты» (любовным голодом) подразумевается легенда, лежащая в основе фестиваля Танабата (七夕 — яп. «вечер седьмого дня»), который празднуется в седьмой день седьмого месяца по лунному календарю, когда на небе сходятся звёзды Вега и Альтаир.

По преданию принцесса Орихимэ (Вега), дочь небесного царя Тэнтэя, была искусной вышивальщицей. Отцу очень нравились ткани, которые мастерила его дочь, но она была очень несчастна из-за своего одиночества. Тогда отец организовал ей встречу с пастухом Хикобоси (Альтаиром), который жил на другом берегу небесной реки Аманогава (Млечного Пути). Молодые тут же полюбили друг друга, и принцесса забросила своё ремесло, а пастух растерял своё стадо, которое разбрелось по всему небосклону. В ярости Тэнтэй запретил дочери видеться с Хикобоси, но потом сжалился и разрешил им встречаться один раз в году ночью седьмого дня седьмого месяца. Однако, когда подошёл срок, влюблённые обнаружили, что не могут увидеться из-за отсутствия моста через Аманогаву. На безутешные слёзы Орихимэ прилетела стая сорок, которые пообещали принцессе соорудить мост из своих крыльев. С тех пор считается, что если на Танабату идёт дождь, то это слёзы Орихимэ, которые она проливает из-за того, что сороки не смогли прилететь и сделать мост, и влюблённым придётся ждать ещё целый год.

В общем, когда любовный голод утолён, неплохо бы и подкрепиться.

中川ハ 同しあいさつ して通し
накагава ва онадзи айсацу ситэ то:си

одно и то же
говорят все проходя
пункт Накагава

В Эдо на слиянии реки Накагава и каналов Онагигава и Фунаборигава в 1661 году был открыт важный контрольно-пропускной пункт Накагава (Накагава-бансё), через который проходили корабли и баржи, доставлявшие товары и людей в город и из города. Входящие корабли в первую очередь досматривали на предмет оружия, которое могло бы быть использовано при восстании против сёгуната. На выходящих кораблях также досматривали всех женщин, покидающих столицу (семьи правителей провинций даймё были обязаны всё время находиться в столице и служили своего рода заложниками сёгуна).

По окончании досмотра чиновник неизменно кричал «То:ре!» (проходите!).
С корабля ему отвечали «То:римас!» (проходим!).